ПОЛИТИКА / ЖЕРТВЫ ПОЛЬСКОЙ ЦЕНЗУРЫ

Виктор Батер: "Я пытался рассказать правду..."
Июль/август/сентябрь 2009

О том, как свобода слова не выдержала испытания Южной Осетией, согласился рассказать один из самых популярных тележурналистов Польши Виктор Батер.

Год назад Михаил Саакашвили приказал подвергнуть Цхинвал ракетному обстрелу и двинул в город танки.

Началась пятидневная российско-грузинская война. Одно из самых шокирующих впечатлений от нее - освещение событий западными СМИ. Как будто кто-то принял негласное решение: отменить свободу слова для одной конкретной "горячей точки".

Отказаться от таких принципов журналистики, как объективность, беспристрастность, необходимость дать высказаться обеим сторонам конфликта. О том, как свобода слова не выдержала испытания Южной Осетией, газете "Известия" согласился рассказать один из самых популярных тележурналистов Польши Виктор Батер.

За попытку донести до зрителей альтернативную точку зрения он был уволен из государственной телекомпании TVP.

_______________________________________________________________________

Когда в мире что-то происходит первыми рассказывают об этом журналисты. К сожалению, далеко не всегда во главу угла ставится правда. Убедился в этом, когда год назад оказался в Польше единственным, кто с первого дня называл в польских СМИ августовские события в Южной Осетии грузинским нападением. Как теперь узнал, такие попытки делались и моими польскими коллегами...

                                                    Владимир КИРЬЯНОВ, редактор "Курьера"
_______________________________________________________________________

- Почему вы решили рассказать свою историю только сейчас, а не год назад, по горячим следам?

- Много причин. Во-первых, меня выгнали не сразу - увольняли долго и мучительно. От эфира практически отстранили, но до 30 апреля формально я числился в штате TVP. И потому старался соблюдать правила корпоративной этики. Нельзя выносить сор из избы, если эта изба еще как бы твоя.

Во-вторых, до последнего момента хотелось верить: произошло какое-то недоразумение. И люди, которые клянутся, что были не в курсе интриг против меня, говорят правду. Но увы...

Недавно я побывал в Варшаве, видел свое личное дело. И сомнения отпали. Некоторые из этих людей не только были в курсе, они собственноручно писали бумаги с требованием меня уволить. Так что смысла молчать больше нет.

- Что же такого страшного вы совершили?

- Мое главное преступление - попытка осветить события в Южной Осетии с разных точек зрения. Не становясь на позицию Михаила Саакашвили, как сделали многие наши СМИ. Как только стало известно о ночном обстреле Цхинвали, я вышел в прямой эфир и заявил: бить ракетами по спящему городу - военное преступление.

Многим в Варшаве это не понравилось. У нас конфликт освещали совсем с других позиций. К тому же надо учесть: тогдашнее руководство информационных программ TVP напрямую подчинялось президентскому дворцу. А наш президент Лех Качиньский - друг Саакашвили.

Впрочем, до тех пор, пока в войну не вступила Россия, мои комментарии в эфир еще пускали. Но когда на помощь жителям Южной Осетии двинулись российские танки, тут уже никакое инакомыслие стало невозможным. Все повторяли как заведенные: Россия совершила агрессию, напала на суверенную демократическую Грузию.

Правда, мне все же удалось два-три раза поспорить в прямом эфире по этому поводу. Я спрашивал: почему никто не вспоминает, кто начал войну, кто первым напал на Цхинвали. После очередной такой выходки мне позвонила начальница из Варшавы и строго отчитала.

- Интересно, как она сформулировала свои претензии. Не могла же сказать открытым текстом, что есть политический заказ - поддерживать Саакашвили, обличать Россию.

- Она сказала, что я должен быть взвешенным в оценках, не поддаваться эмоциям. Ну и еще она сообщила: руководство решило не отправлять меня в Цхинвали.

Второй московский корреспондент TVP сейчас в отпуске, вернуться не может, и я должен прикрывать столицу - вдруг там что произойдет.

Хотя раньше, когда я работал в другой польской телекомпании TVN и когда возникали подобные ситуации, мне из Варшавы немедленно присылали подмену. И я ехал в "горячие точки" - в Чечню, Афганистан, Ирак, Ливан, Палестину. Я ведь считаюсь военным корреспондентом, освещаю все основные конфликты.

Зрители привыкли - как только где-то начинают стрелять, Батер уже на передовой. А здесь стреляют не в каком-нибудь Афганистане, а у меня под боком. Более того, используя свои старые связи, я выбил у российских властей разрешение на поездку в Цхинвали.

А это было нелегко - ведь в прошлом у меня с ними частенько возникали трения. Но на сей раз все сложилось. И TVP могла стать единственным иностранным телеканалом, передающим репортажи из города. А мне говорят: оставайся в Москве. Было страшно обидно!

- То есть войну ваш телеканал освещал только с одной стороны - с грузинской?

- Ну, да. В Тбилиси вылетели сразу несколько съемочных групп. А я добился только того, чтобы в Цхинвали отправили хотя бы моего оператора Илью Дробышевского. Он пробыл там два дня, отснял сюжет. Я его озвучил, перегнал в Варшаву.

Надеялся, что его дадут в эфир и хоть чуть-чуть исправят просто-таки неприличную ситуацию. Ну, нельзя освещать конфликт только с одной стороны. Нельзя так открыто демонстрировать двойные стандарты. Это вопиющий непрофессионализм. Это уже не журналистика, а пропаганда чистой воды. Никогда мы так не работали!

- Но этот-то репортаж пошел в эфир?

- В том-то и дело, что нет! Через час после того, как я перегнал сюжет, мне стали звонить приятели из Варшавы и рассказывать, что начальники в бешенстве: "Как мог Батер отправить нам такой репортаж? Неужели он думает, что мы позволим говорить в эфире такое о Грузии?!"

- И что же там такого ужасного о ней говорили?

- Ну, как вы думаете, что могут сказать люди, побывавшие под артобстрелом, пережившие вторжение чужой армии? Мы ведь ничего от себя не добавляли, дали слово простым жителям Цхинвали.

Они говорили о геноциде осетинского народа, о том, что никогда не смогут жить в одном государстве с грузинами, что Саакашвили - военный преступник. Уверен: если бы какой-нибудь грузин в Гори или Кутаиси назвал военным преступником Путина или Медведева, эту фразу в эфир TVP пропустили бы без проблем.

- А вам самому начальство объяснило, почему сюжет не пошел?

- Никто мне ничего не объяснял. Со мной вообще практически перестали общаться. Зато среди сотрудников телекомпании репортаж из Цхинвали стал хитом. Пленку переписывали по много раз, давали друзьям.

Всем было интересно, из-за чего такой скандал, почему Батера от эфира отстранили. Потом страсти улеглись, а репортаж лег на полку - прямо как в коммунистические времена.

- Но вы продолжали работать на TVP?

- Формально - да. Но меня отстранили от наиболее актуальных тем. Вернулась из отпуска второй московский корреспондент. И, с точки зрения Варшавы, она работала безупречно. А мне звонили ошарашенные коллеги и передавали, что начальники говорят обо мне.

Батер, оказывается, - "пятая колонна". И русским он продался, и на спецслужбы работает. Ну и, естественно, только ленивый не вспомнил о моем "специфическом интересе" к Кавказу.

- А что это за "специфический интерес"?

- У меня жена - абхазка. Мы вместе уже 13 лет. Познакомились здесь, в Москве, в кафе. Так вот, те самые люди, которые приезжали к нам в гости, сидели за нашим столом, теперь заявляют: из-за родственных и дружеских связей я не могу объективно освещать конфликт на Кавказе.

- То есть кавказскую тему с тех пор для вас закрыли?

- Помню, лишь один раз позвали в прямой эфир в качестве эксперта по "горячим точкам". Это было в ноябре, когда во время визита президента Качиньского в Грузию произошел странный инцидент. Вместе с Саакашвили он поехал в прифронтовую зону, и там их кортеж якобы обстреляли с российского блокпоста.

Я тогда сказал, что не верю в эту версию. Я внимательно посмотрел пленку, следил за охранниками Саакашвили. Они были на удивление спокойны. Ну, не ведут себя так телохранители, когда возникает нештатная ситуация и главе государства угрожает реальная опасность.

Было полное ощущение, что они ждали этих выстрелов. А потом - вспомните, как Саакашвили в панике бежал от российских самолетов в Гори, прятался за телами своих охранников. С чего это вдруг он столь хладнокровно пережил обстрел?

Всё это я выдал в эфир. И опять разошелся с генеральной линией. Линия-то заключалась в том, чтобы прославлять героизм Качиньского. "Пан президент вел себя мужественно, не пригибался под русскими пулями", - говорили в телерепортажах.

- Противный какой-то пафос, советский. Неужели вся польская пресса сейчас такая?

- К счастью, не вся. Есть газеты и телеканалы, которые до такой неприкрытой лести не опускаются. Но на TVP со свободой слова дела обстоят скверно. Причем я имею в виду не только войну на Кавказе. А как они освещали недавние выборы в Европарламент?

Все выпуски новостей начинались с предвыборных митингов партии "Либертас" - крайне правой, с националистическим уклоном. Она в итоге на выборах провалилась - набрала чуть более одного процента. Но зато главный государственный телеканал (TVP в Польше - это ваши первая и вторая кнопка в одном лице) пропиарил националистов по полной программе. И всё потому, что его теперь возглавляет человек, который симпатизирует "Либертас".

Когда я слышу, как эти люди учат жить других, критикуют за зажим свободы слова, не могу удержаться от смеха. Уж кто бы говорил...

- Получается, что вы сейчас без работы?

- Да, по почте DHL мне прислали официальное уведомление о расторжении контракта. Про политическую подоплеку никто, естественно, не говорит. Официальная версия - экономия. Слишком дорого я телекомпании обхожусь.

Интересно, что два года назад, когда я переходил на TVP, все польские города были обклеены огромными плакатами, где я стою на фоне собора Василия Блаженного. И надпись: "Виктор Батер: здесь зарождается информация".

Дескать, увели "звезду" у конкурента, теперь Батер будет рассказывать о России и о "горячих точках" нашим зрителям. Та рекламная кампания стоила миллионы злотых. И что-то тогда об экономии никто не задумывался...

- Неужели так и останетесь без работы?

- Да нет, надеюсь. И уж точно ни о чем не жалею. Есть кое-какие очень интересные предложения. Но я пока не хочу о них говорить - боюсь сглазить...

***

Репортаж из Цхинвала, который отказался дать в эфир телеканал TVP, можно посмотреть на сайте - Известия.ру.


Беседовал Максим Юсин