ПОЛИТИКА / ПРОБЫ ФАЛЬСИФИКАЦИИ НАШЕЙ ИСТОРИИ

Пакт Молотова- Риббентропа. "Теория заблуждений"
Июль/август/сентябрь 2009

Казалось бы, и говорить об этой теме много и подробно уже не приходится. Было известно, Советский Союз пошел на подписание пакта, чтобы оттянуть начало войны с Германией. Другого выхода у руководства страны не было в силу целого ряда причин. Однако в последние годы волна пересмотра истории захлестнула события 70-летней давности...



 "Пакт Молотова - Риббентропа 1939 года". Казалось бы, и говорить об этой теме много и подробно уже не приходится.

Было известно, Советский Союз пошел на подписание пакта, чтобы оттянуть начало войны с Германией. Другого выхода у руководства страны не было в силу целого ряда причин. Однако в последние годы волна пересмотра истории захлестнула события 70-летней давности.

Волна эта накрыла даже редакцию нашего "Курьера", редактору которого самому за последние недели много раз пришлось принимать участие в острых дискуссиях в прямом эфире на ведущих польских телеканалах, посвященных указанной выше теме.

Когда же задумались о том, как наиболее полно и объективно представить нашим читателям российскую точку зрения на те исторические события, из огромного потока материалов (многие наши историки, зачастую, представляют противоположные точки зрения) мы все-таки решили выбрать интервью из передачи Русской службы ("Голос России") - "Теория заблуждений", в которой участвуют доктор исторических наук Валентин Фалин и ведущий передачи Армен Гаспарян. Вот его фрагменты:

- Прежде, чем мы начнем с вами обсуждать нюансы и аспекты "пакта Молотова-Риббентропа", я хотел бы вам задать, быть может, самый ключевой вопрос. Как так получилось, что именно события 70-летней давности, августа 1939 года, стали сегодня едва ли не самой мифологизированной темой советской истории?

- Ответ на этот вопрос достаточно сложен и вместе с тем прост. Вторая мировая война была, строго говоря, продолжением Первой мировой войны, а Первая мировая война была продолжением Крымской войны.

И то, что случилось после Второй мировой войны сопоставимо с тем, что случилось после Первой мировой войны, когда на русофобской основе создавались всякого рода альянсы для того, чтобы этого изгоя или бастарда, его по-разному именовали, Россию, устранить с мировой арены и разделить ее наследство.

Если мы не будем разрывать связь времен, взаимосвязь явлений и событий, если мы будем следовать завету античных греков, что даже боги не в состоянии сделать бывшее не бывшим, тогда мы найдем правильный ответ на вопрос, хотя бы такой, когда началась Вторая мировая война.

- Ну, официальная версия — 1 сентября, когда Германия напала на Польшу. Впрочем, некоторые считают, что война официально началась 3 сентября, когда Великобритания объявила войну Германии. Но в последнее время появилась версия, что на самом деле все произошло 23 августа 1939 года.

Ведь неслучайно именно в этот день парламентская Ассамблея ОБСЕ призывает почтить память жертв национал-социализма и коммунизма? Как видите, вокруг этого аспекта сегодня множество споров.

- Ну, это потому что хотят создать впечатление, что Англия, Франция и Соединенные Штаты сделали все от них зависящее, чтобы предотвратить катастрофу, и поэтому датируют начало этой катастрофы 1 сентября 1939 года.
Между тем, на 1 сентября 1939 года китайцы в результате японской агрессии потеряли уже 20 миллионов человек. Простите, это была агрессия или это не была агрессия, была это какая-то региональная война или нерегиональная война?

Эфиопия, Абиссиния, которой ее называли, была захвачена Италией и потеряла при этом, причем применялись отравляющие боевые вещества, около полумиллиона жизней. Точных нет цифр, поскольку уничтожались массово, территориально, по площадям били, как это принято говорить.

- Однако, события в Китае и Эфиопии мало кем рассматриваются сегодня в контексте Второй мировой войны. Все же основные события развернулись в Европе.

- Испанцы потеряли до 1 сентября почти полтора миллиона жизней. Для Чехословакии когда началась Вторая мировая война?

Вот когда мы задаем эти вопросы и ставим вопрос, а почему жертвы Китая и других стран, которые якобы до 1 сентября не воевали, не засчитываются в жертвы Второй мировой войны? По последним данным китайские жертвы составляют 35 миллионов человек. Куда они делись?

Вот когда, исходя из потребностей, определенных доктрин или геополитических интересов выстраивают совершенно искусственно несоответствующую фактам конструкцию, то тогда, конечно, мы обречены не делать адекватных выводов из того, что было, и вместе с тем, запрограммированы на то, что конфликты будут сопровождать человечество до конца его существования.

- Но кому и зачем это нужно сейчас? Раньше было понятно - существовал Советский Союз. На Западе его было принято называть «империей зла», поэтому существовала политическая и идеологическая доктрина, но сейчас ведь на первый взгляд все иначе?

Организация Объединенных Наций принимает декларацию, которая осуждает попытки пересмотра истории в ряде восточно-европейских стран.

Однако при всем при этом эти самые попытки, они ведь продолжаются, особенно усердно занимаются этим все в тех же восточно-европейских государствах, прежде всего, к нашему сожалению, в странах Балтии.

- Ну, возьмите, пожалуйста, не только Балтия, возьмите высадку американцев, англичан на Нормандию. Как это сейчас подается? Высадкой открылась решающая глава Второй мировой войны.

Глава в том смысле, что нужно было освободить Европу от тоталитаризма. К сожалению, дальше продолжаются комментарии, эта задача была выполнена только 50 лет спустя. Вот вам и связь времен.

Из того, что они делали в июне 1944 года, и, наконец, развал Советского Союза и все прочее, устраивается определенная вертикаль.

Между тем высадка в Нормандии в 1944 году - эта была не высадка для того, чтобы нанести решающий удар по Гитлеру. Уже существовал сговор части немецкого электората, части немецкой элиты, части немецкого офицерского корпуса с западниками: высаживаются в Нормандии англичане и американцы плюс канадцы и так далее.

Немцы распускают западный фронт, войска немецкие с западного фронта все перебрасываются на восточный фронт с тем, чтобы сдержать русских варваров, не большевики, а варвары.

И в это время под контроль Соединенных Штатов, англичан попадают не только западные, оккупированные немцами территории, но и Польша, Румыния, Болгария, Югославия, Австрия, Венгрия, Чехословакия. А для нас война должна была кончиться на границе 1939 года или в худшем для Запада случае на границе 1941 года. Это план «Рэнкин».

- Валентин Михайлович, я должен пояснить, что план «Рэнкин» предусматривал начало войны союзников по антигитлеровской коалиции против СССР в начале июля 1945 года.

За год до этого, после высадки союзников в Нормандии, в Англии прошло заседание начальников штабов США, Великобритании, Канады и Польши, на котором присутствовали, в частности, Рузвельт, Черчилль и даже два генерала вермахта.

На повестке дня стоял только один вопрос: выход США и Великобритании из антигитлеровской коалиции, и, в конце концов, вступление в войну против Советского Союза.

И вот тут мы сталкиваемся с очень показательным фактом. Россию сегодня регулярно обвиняют в том, что она не все архивы открыла по Второй мировой войне. А вот этот самый документ, легендарный план «Рэнкин», он вообще рассекречен?

- До сих пор официально не рассекречен. Он существует в двух вариантах: один вариант был принят 20 августа 1943 года, второй вариант - в ноябре того же года.

Причем Эйзенхауэр, высаживаясь в Нормандии, имел приказ, если сложатся условия, которые благоприятствуют реализации плана «Рэнкин», не взирая на договоренности с Советским Союзом о координации военных действий, все силы перебросить на этот план «Рэнкин».

И задаю вам такой вопрос: почему в наших средствах массовой информации, ну, в западных само собой, не было ни слова произнесено об операции «Багратион»?

- К сожалению, очень многие наши радиослушатели сегодня крайне мало знают о событиях Второй мировой войны, даже о ключевых операциях.

Поэтому необходимо дать пояснение. Белорусская наступательная операция или так называемая операция «Багратион» - крупномасштабное советское наступление летом 1944 года.

В ходе наступления была освобождена Белоруссия и почти полностью разгромлена германская группа армии «Центр». К примеру, только генералов вермахта было убито девять, 22 взято в плен, один пропал без вести и двое покончили жизнь самоубийством.

Адольф Гитлер тогда категорически запретил отступать, поэтому потери вермахта во время операции «Багратион» были огромны.

- Операция «Багратион», когда наши перешли в наступление, освобождали Белоруссию и ряд других территорий, — это была предпосылка для того, чтобы они могли высадиться там, в Нормандии. Без этой операции, как западники просили, чтобы не было переброски войск германских с восточного фронта на западный пока они высаживаются. Но, конечно, план «Рэнкин» был в тайне. Эта была та ложь, которая хуже всякой правды.

- Почему, кстати, российские историки сегодня не напоминают западным политикам, общественным деятелям про этот план «Рэнкин»? Был бы ведь не убийственный аргумент?

- Потому что мы хотим по-прежнему нравиться кому-то за бугром, как у нас говорят. Нам нужна не правда, какой бы она не была горькой или какой бы она не была другой, нам нужно приспособиться к тем поветриям, которые сейчас дуют с Запада, частично с Востока, не знаю еще откуда.

- Но при таком варианте получается, что Россия все время должна оправдываться, то есть граждане страны вырабатывают у себя некий комплекс исторической вины.

А самое печальное заключается в том, что в глазах все того же Запада, под который, как вы говорите, мы сегодня стремимся подстроиться, хотя я вот с этим категорически не согласен, Россия становится страной обид и разочарований.

- «Мы страна восходящих доходов», - это Малкин Геннадий так выразился. Но дело в том, что если мы не будем смотреть фактам в глаза, мы многое не поймем ни из того, что было и ни из того, что есть.

Ведь хотят возложить ответственность, ну, Прибалтика, Польша, такого же рода тенденции просматриваются в Венгрии, частично в Румынии и других странах, возложить на нас ответственность за развязывание Второй мировой войны.

А если брать плату за развязывание войны, вот сейчас в Германии можете услышать и такое, что 27 миллионов жизней наших, которые погибли в этой войне, - это плата Советского Союза за развязывание Второй мировой войны. Как вам такой мотив нравится?

- Это официальная позиция Германии или все же частное мнение ряда политиков, историков либо общественных деятелей? Она вообще озвучивается на высоком уровне?

- Она вполне присутствует везде и во всех дискуссиях, которые ведутся: «Вы сами виноваты». Ну, возьмите шеститомник Черчилля, Вторая мировая война, там говорится: «Немезида». Специальный раздел. Это наказание Советского Союза за то, что он, Советский Союз, якобы, способствовал развязыванию Второй мировой войны.

И вот когда выводят, 1 сентября началась Вторая мировая война, отметают все прочее, что они в эту концепцию не укладываются, то два виновника, как минимум, еще неизвестно, кто больший виновник.

Между тем, если мы с вами присмотримся, как вот развязывалась Вторая мировая война даже с позиций Запада, и 1 сентября возьмем за дату, Сталин получил известие о том, что Гитлер отдал приказ ввести в действие план «Вайс».

- Я опять же вынужден вас прервать, Валентин Михайлович, чтобы дать объяснение нашим слушателям. «Вайс» — это кодовое название операции Германии против Польши, который был принят 3 апреля 1939 года.

В директиве указывалось, что командование всех родов войск должны предоставить свои соображения по операции к 1 мая. Начальник генерального штаба Германии Браухич представил Гитлеру ориентировочный план все польской кампании.

- Сталин получил информацию об этом через десять дней. Англичане примерно через это же время. И вот англичане, когда нам предлагают вести переговоры, вступить в так называемые военные переговоры, они поручают своему представителю на этих переговорах, адмиралу Драксу, тянуть время как можно дольше.

Это расшифровалось так - до октября. Если, однако, не удастся увильнуть от подписания какого-то соглашения, то это соглашение должно быть в самом общем виде, не связывать никак англичанам руки и не возлагать на них никакой ответственности.

Вот так. Это инструкции, которые были даны Драксу, и Сталин, кстати, благодаря разведке, знал об этих инструкциях.

- То есть настойчивые попытки Лондона играть, что называется, на двух столах достигли одного. Были фактически торпедированы советско-франко-английские переговоры в августе 1939 года.

- Когда в Москве начались 13 августа 1939 года эти военные переговоры, они были заранее обречены на неудачу, ибо Сталин тоже знал об этом. Сейчас я скажу о чем.

Вильсон, личный советник премьера Чемберлена, вел в это время переговоры с Вольтатом, ну, немножко раньше, это в июле было месяце, и говорил: «Переговоры в Москве - это только отвлекающие маневры, это резерв на случай, если нам не удастся добиться главного — договориться с Германией по всем интересующим стороны вопросам.

Если мы договоримся с немцами, то все гарантии Польши, которые Англия дала, все гарантии Румынии, которые Польша дала, и сами эти переговоры в Москве будут отодвинуты в сторону, и мы будем решать все европейские дела и вопросы с вами. Ну, если захотят французы к этому примкнуть и итальянцы, тем лучше». Вот фонограмма буквально того, что Вильсон говорил Вольтату.

И если зададим такой вопрос: советское руководство об этом знало, то позвольте, что нам было делать?

- Однако на этот вопрос вам сейчас с легкостью дадут ответ. Для начала, вообще не подписывать никаких договоров с Гитлером и уж тем более никаких секретных протоколов.

- Вот мы много слышим сейчас рассуждений о секретных приложениях к договору 1939 года, сначала Молотов-Риббентроп, это 23, а точнее, если говорить, 24 августа, и второй договор - это уже сентябрьский, 28 сентября.

А есть секретные приложения к договорам Эстонии и Литвы с Германией, по которым, если возникнет угроза, а угроза могла возникнуть только от Советского Союза, то эти страны вместе с немцами оборудуют всю эту территорию для того, чтобы эту угрозу отвести, и будут оборонять ее, пока не подоспеют немецкие войска. Дальше мы с вами читаем: план «Вайс». Что он предусматривал?

Одновременно с захватом Польши немцы должны были войти в Литву, захватить Литву и захватить бо́льшую часть Латвии до восточных границ старой Курляндии.

Это прямо записано в плане «Вайс». Простите, вот если бы так и произошло, то с какой границы начали бы немцы наступление на Советский Союз? Она была запрограммирована, Гитлер называл это главной задачей своей жизни - изничтожить Россию, причем не говорил большевистскую или не большевистскую, изничтожить Россию.

Если бы немцы наступали на Ленинград с эстонско-российской тогдашней границы, они бы через три дня были у ворот Ленинграда.

- Бытует мнение, что, отодвинув границы Советского Союза, Сталин лишь ослабил обороноспособность страны. Ведь у него были хорошие укрепрайоны, они так и назывались – Линия Сталина.

Вот новые как раз построить не успели, и этим самым значительно помогли Вермахту в июне 1941 года. Но, конечно, не за три дня немцы до Ленинграда добрались, но темпы продвижения армии Третьего Рейха все равно были ошеломляющими.

- Когда обустроили - хорошо ли, плохо ли, но обустроили все-таки эту линию размежевания интересов (я подчеркиваю всегда – не зоны влияния, а зоны интересов, линию которых немцы не должны были переступать), - немцы вышли на эту эстонскую восточную границу только во второй половине июля 1941 года. Я хочу только подчеркнуть, что нельзя судить о прошлом с позиции или каких-то актуальных интересов сегодняшнего дня. Строительный материал истории – это не мнения, а факты.

- Для чего же все-таки потребовалось заключать Пакт о ненападении двум принципиальным политическим противникам? Ведь совершенно очевидно, что больших антагонистов, чем национал-социалисты и коммунисты быть в принципе не может.

Германские газеты того времени откровенно писали, что азиатский большевизм должен быть сокрушен любой ценой. Неужели Сталин не видел этой опасности? И что дало в реальности подписание этого документа Москве?

- Если судить по фактам и только по фактам, то наиболее вероятный ответ на вопрос, когда бы обрушился гитлеровский гнев или гитлеровские орды обрушились на Советский Союз, то, скорее всего, это случилось бы в 1939 году, самое позднее в начале 1940-го.

Если Гитлер, реализуя план «Вейс» (нападение на Польшу), вышел на советско-литовскую, советско-латвийскую и советско-эстонскую границу, то есть вплотную подошел в нашим жизненно важным и в экономическом, и в стратегическом, и в политическом отношении центру, то, наверное, его вопрос, заданный в октябре 1939 года, после того, как Польша уже была им разгромлена, а не двинуться ли нам сразу против Советского Союза, на этот вопрос он бы ответил по-другому, чем в 1939 году.

Он не послушался бы, судя по его темпераменту, своих генералов, которые ему говорили: «Россия – это не Польша. Там можно увязнуть. Нужно готовиться».

- Однако, как показала дальнейшая история, даже напав на Советский Союз, при самых благоприятных условиях мировой истории Гитлер все равно войну проиграл. Поэтому сегодня, из XXI века все чаще раздается вопрос: для чего же тогда было Москве заключать Пакт?

Совершенно ведь очевидно, что выиграть войну Гитлер не мог. Ну, элементарно людей в Германии не хватило, чтобы контролировать территорию Советского Союза. Зачем же тогда заключать Пакт?

- Если бы Сталин не заключил этот Пакт, то в первые же буквально дни, в первые недели войны проявилась бы та страшная обратная сторона медали, которую можно описать так: он обезглавил, Сталин, в 1937-1938 году советские вооруженные силы. Было уничтожено или заключено в тюрьмы, сосланы 38 тысяч высших и старших офицеров.

Нашими дивизиями командовали майоры, полками командовали капитаны, в большей части не имевшие даже среднего школьного образования.

Когда войска некому вести (финско-советская война показала, что это реальный факт), Сталин лучше, чем кто бы то ни было знал последствия совершенного им преступления. Мальчики кровавые в глазах у него все время были.

- Так ведь это не помешало Сталину триумфально закончить войну. Больше того, в 1945 году министр пропаганды Третьего Рейха Йозеф Геббельс признал, что советские генералы по все качествам превосходят немецких. Но тогда выходит, что репрессии 30-х годов не сказались на фактической мощи советской армии. Ну, а для чего в этом случае Сталину было тянуть время?

- Ему нужно было для спасения самого себя, своего трона, созданной им системы диктаторской выиграть время во что бы то ни стало. После Финской войны (я один из тех, кто распубликовал в свое время акт передачи наркомата обороны Ворошиловым Тимошенко после Финской войны в марте, это произошло в марте-апреле 1940 года), говорилось: советские вооруженные силы неспособны ни к оборонительным, ни к наступательным операциям.

У нас отсутствует полностью связь, у нас техника не способна к требованиям современной войны и так далее и тому подобное. У нас даже нет реальных мобилизационных планов. Это «филькина грамота», что было тогда, при Ворошилове. У нас не было в этих мобилизационных планах ясно, кто в каких родах войск должен служить и все прочее.

Вот Сталин поставил задачу: к 1942-му году, к осени 1942 года самое позднее, выйти на позиции, что касается кадрового состава, что касается перевооружения, что касается создания линии обороны, которые смогут обеспечить нам минимум безопасности в тех условиях.

И, наконец, те дикие совершенно концепции доктрины, которыми мы руководствовались на московских переговорах августа с французами и англичанами. Из чего мы исходили: что война будет развертывать как в старое былое время – постепенно.

- Но откуда взялась эта дремучесть? Ведь еще в 30-х годах виднейшие военные теоретики убедительно доказали: никакой постепенности. Основы новой войны – внезапный, мощный удар. Никаких повторений 1914 года. На что ж тогда вообще рассчитывали в Кремле?

- У нас были две-три недели на введение резервов, на мобилизацию войск, на перегруппировку.

- То есть полностью опыт Первой мировой войны, да?

- Полностью опыт. Вот эта совершенно нелепая, которая стоила нам так дорого в 1941 году, концепция, против нее выступал, между прочим, Тухачевский, при всем, что Тухачевский был спорной достаточно личностью, он настаивал на том, что война будет вестись массированными силами.

Мы не сделали никаких выводов из польского похода Гитлера. На разгром Польши Гитлеру потребовалось всего 2,5 недели. 17 сентября Польша, как государство, управляемое каким-то центром, перестало существовать. И вот это интересно, что 17 сентября. Почему мы вводили войска в Западную Украину, в Западную Белоруссию…

- Мы к этому еще вернемся сегодня.

- Да. Потому что 17 сентября японцы признали свое поражение на Халхин-Голе и обязались прекратить всякие провокации на Дальнем Востоке. Вот к этой теме мы еще обязательно должны с вами вернуться.

- С Советским Союзом мы вроде бы разобрались. Теперь осталось понять, для чего Пакт был нужен Берлину? В последнее время стало принято говорить, что для Гитлера это стало своеобразной реализацией плана Шлиффена, но политическими средствами.

Я поясню: план Шлиффена – это стратегический план командования Германской империи, который был разработан в самом начале ХХ столетия. Чтобы помочь одержать быструю победу в Первой мировой войне на Западном фронте в войне с Францией, соответственно, и в войне с Россией на Восточном фронте.

Имеются ли основания для подобного утверждения или мы сегодня просто имеем дело с очередной устойчивой мифологемой?

- Эта война должна быть молниеносной. Концентрация максимальная сил и средств на решающем направлении. Причем каждая следующая так называемая молниеносная война должна быть на более высоком уровне, более массивная, с более серьезным противником и так все время повышать этот уровень, эскалировать этот уровень и, соответственно, обеспечивать свои все возможности.

Здесь еще есть одно объяснение. Мы его вычитаем у Ялмара Шахта в его воспоминаниях, которые он на английском языке опубликовал сначала, и назывались они «Мои первые 70 лет». Там он пишет следующее (это был главный финансист Гитлера), что «К 1939 году Германия достигла такого рубежа, когда ей нужно было либо объявлять банкротство, либо начинать войну.

- Но банкротства Гитлер не мог бы допустить. Ведь это противоречило бы всем его возможным обещаниям и заверениям германскому народу.

- Вот это состояние, когда немцы довели гонку вооружений до предела, до самой высокой планки, Гитлер говорил так (это совещание 11 апреля 1939 года): «Если бы какая-нибудь свинья (это его слово «свинья») не предложит мне какой-нибудь компромиссный план, я разделаюсь с Польшей буквально в считанные дни».

В это время 11 апреля он числил Советский Союз среди противников, которые могут какую-то, во всяком случае, помощь - войсками, либо политическую помощь Польше оказать, и так далее. Он числил нас противниками.

Когда перед тем, как посылать Риббентропа в Москву, у Гитлера на столе лежало два варианта действий. 21 августа на аэродроме в Темпельхофе стояло два самолета. Один «Юнкерс-52» - это личный борт Гитлера, он должен был доставить Риббентропа в Москву. А другой Lockheed А-12 стоял (это спецсамолет британской разведки, он должен был доставить Геринга в Лондон на переговоры с Чемберленом, точнее в Чекерс, это должны быть тайные переговоры).

И вот если бы Сталин не дал, в конце концов, после очень настоятельных просьб и даже требований Гитлера принять Риббентропа, то полетел бы 22 в район Лондона уже Геринг, и почва для сговора была практически готова. И когда Риббентроп все-таки взял курс на Москву….

- С этим, кстати, связана одна интересная история. Немногие знают, но переговоры в Москве тогда находились под очень серьезной угрозой срыва. Дело в том, что самолет с Иохимом Фон Риббентропом, министром иностранных дел гитлеровской Германии, в районе Старой Руссы был обстрелян.

Средства ПВО Советского Союза не были предупреждены об этом полете, а ведь он готовился в обстановке строгой секретности. И все-таки Риббентроп долетел.

- Не попали. Сел. Когда Гитлер принимал решение начинать войну 22 августа (война должна была сначала начаться 26 августа), то никаких еще переговоров в Москве не состоялось. Никто не мог знать, чем они вообще закончатся.

И тогда он снова повторил, что ни о каких компромиссах он не хочет слышать, он должен показать силу, он должен немецкому народу предъявить доказательства, что он не зря тратился на такую гонку вооружений.

Поэтому когда говорят, что после подписания Пакта «Молотов-Риббентроп» все, мол, пришло в движение, это, как минимум, искажение. А если быть точным, это клевета на тех, кто тогда должен быть принимать решение.

- А вот когда вы общались с польскими коллегами-историками, этот вопрос вообще поднимался?

- Я в 1988 году имел дискуссию в Варшаве с крупнейшими польскими историками и руководителем архивной службы тогдашней Польши. Я им задал простой вопрос: была ли у Советского Союза альтернатива заключению Пакта о ненападении с Германией в тот момент?

Они посовещались между собой и сказали: альтернативы не было. Особенно после встречи генерала Мюсса со Стахевичем, начальником польского Генерального штаба. Мюсс поставил вопрос так, что для того, чтобы оказать германскому агрессору сопротивление, наши войска должны пройти либо по Вильнюсскому коридору, либо по Галексейскому коридору. Без этого у Польши никаких шансов нет.

В ответ он услышал площадные ругательства в адрес Советского Союза от поляка и оскорбления лично в адрес Сталина. Причем поляки сказали мне: «Мы знаем и полагаем, что вы читали эти французские телеграммы и телеграммы Мюсса». Именно тогда, кстати, Сталин отдал приказ – завести дело Пакта о ненападении между СССР и Германией...

(Продолжение в следующем номере)

Валентин Фалин
доктор исторических наук