ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ / КУЛЬТУРА

Знаменосец победы
Май 2009

6-го мая на 86-ом году жизни перестало биться сердце Валентина Ивановича Варенникова. Сердце великого воина России, истинного ее защитника, Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны, Президента Международной Лиги защиты человеческого достоинства и безопасности, генерала армии.

Владимир Кирьянов и генерал Валентин Варенников
Глав
ный редактор "Русского Курьера" Владимир Кирьянов и генерал Валентин Варенников


Мы встретились с ним полтора года назад, а точнее 6 октября 2007 года в варшавском Дворце науки и культуры, где выступал Хор имени Александрова.

Именно тогда Валентин Иванович обратился со своим "Словом к варшавянам". Мы говорили с ним после концерта, сфотографировались на память (фото - слева). Я подарил генералу несколько экземпляров нашего "Русского Курьера Варшавы"...

А совсем недавно, выступая в еженедельной международной программе на польском радио ТОК ФМ, я, вдруг, услышал мнение одного из собеседников, что, мол, Советский Союз был обречен, иного выхода, кроме развала той страны, никто предложить не мог...

Сразу вспомнился наш разговор с генералом и одно из его недавних интервью: развал СССР был далеко не единственным вариантом...

- Уже более 15 лет минуло со дня событий августа 91-го года. Сегодня, по прошествии стольких лет, вы не жалеете о том, что приняли в них участие?

- Конечно, нет! Я сожалею только о том, что Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению (ГКЧП) не добился своих целей; не проявил себя как следует, и не сохранил Советский Союз. Вот о чем я сегодня сожалею.

- Когда вы приняли решение поддержать ГКЧП, вы изначально верили в победу, или делали шаг в неопределенность?

- Сам комитет был образован с 18-го на 19-е августа. До 18 числа вопрос о его создании не поднимался. Он поднялся лишь после того, как мы побывали у Горбачева в Крыму, и тот отказался участвовать в действиях по укреплению государства и его защите от развала.

Тогда-то и было принято решение о создании Комитета. Он был легитимным, поскольку принять решение о создании такого типа комитетов имели право только президент или председатель правительства.

Комитет создал Председатель правительства Павлов, и сам вошел в него. И говорить о том, что я когда-то был в этом Комитете — не совсем правильно. Я просто поддержал правительство в их действиях. А потом, когда появился Комитет, естественно я поддержал и его.

- А когда вы были у Горбачева в Крыму, как было сформулировано ваше предложение президенту?

Горбачеву было сделано два предложения.

Первое: не подписывать договор в Новогареве, подписание которого было назначено на 20-ое число. Почему!? Потому, что мы в марте провели референдум, и 76% населения высказалось за то, чтобы жить в составе Советского Союза, и на август 91-го, только 6 республик готовы были подписать этот договор.

Второе: мы потребовали введение чрезвычайного положения в тех районах и тех отраслях народного хозяйства, которые этого требовали. Это были некоторые районы Средней Азии, Тбилиси и Баку.

Там была очень напряженная обстановка. Я тогда был депутатом, и мы, на основе кровавого опыта развития ситуации в этих регионах, были вынуждены принять закон о режиме чрезвычайного положения. И такой закон был принят 3 апреля 1990 года.

Поэтому, мы считали, что для предотвращения развала страны и наведения там порядка, чрезвычайное положение там надо было вводить.

Но Горбачев был против, он счел, что «чрезвычайщина» — это автоматы, пулеметы, кровь… Но мы ведь действовали по закону, мы понимали, что лучше малая кровь, чем большая и зачем доводить конфликт до больших столкновений, если его можно пресечь в зародыше.

Горбачев не захотел обсуждать с нами ни первый ни второй вопрос. Правда, когда мы уже прощались, он сказал нам: «Черт с вами. Действуйте, как хотите».

- То есть, сам Горбачев вам фактически дал карт-бланш?

- Да. Но здесь надо сделать небольшой экскурс в прошлое. 3 августа он собрал президиум кабинета министров, на котором заявил: «Обстановка в стране очень тяжелая, я еду в Крым отдыхать, а вы наведите здесь порядок». 4 числа его проводили, а 5-го схватились за голову — что же делать, как наводить порядок?
То есть, получается, что он уже тогда подтолкнул нас к определенным действиям. А потом, когда мы у него побывали, нам стало ясно, что он уже действительно рассчитывает на то, что «пусть они действуют сами».

Он, как всегда, хотел оставаться в тени, чтобы со стороны не было видно, что он сам является участником каких-то событий. Что-то вроде того: я же сказал — действуйте, и все! А чем все закончится — его не интересовало.

Но! Здесь присутствует еще один очень важный момент. Руководители ГКЧП считали, и мне это хорошо известно, что Горбачев и Ельцин — это два лица, патологически друг друга не переносящих.

И они — те же Крючков и Павлов рассчитывали, что когда мы будем выступать против политики Горбачева, Ельцин займет как минимум нейтральную позицию.
Однако, тот схитрил, или ему подсказали, и он использовал ситуацию для того, чтобы не только укрепить собственную власть, но и перехватить власть союзную.

- Каковыми были бы Ваши дальнейшие действия, если бы ГКЧП победило в 91м году?

- Ну, естественно мы бы действовали в соответствии с теми мерами, которые были заявлены, и которые предполагалось проводить. 20 числа в «Известиях» были напечатаны все документы ГКЧП. Эти документы актуальны и сейчас, но почему-то никто из СМИ никогда не их комментирует, видимо, считая ГКЧП виноватым в всех событиях, которые тогда произошли.

Но поймите — ГКЧП просуществовал всего лишь 3 дня, тогда как разрушение страны шло на протяжении всего периода перестройки, после чего его своими реформами продолжил Ельцин, до той поры, пока, слава Богу, к власти не пришел Владимир Владимирович Путин.

- То есть вы хотите сказать, что при Брежневе, Андропове и Черненко никаких признаков разрушения страны не наблюдалось, а все они появились только при Горбачеве?

- Признаков разрушения страны не было, но признаки того, что темпы роста и развития экономики снизились 7-10% до 3-4%, а были видны. Народ, конечно, возмущался и встречались конечно, элементы недостаточной социальной, не было должного стимула для населения; все это необходимо было создавать.

Но у нас были и прекрасные предложения Косыгина; все то, что он предлагал для модернизации СССР, скопировал в свое время Дэн Сяо Пин. Все это он применил у себя в Китае, и у него все получилось.

- А что, на ваш взгляд, послужило причиной развала СССР, такого его печального конца?

- Причиной развала СССР послужило только лишь предательство Горбачева и Ельцина.

- Т.е. если бы не они, Советский Союз существовал бы и дальше?

- Разумеется. Если бы у руководства страны стояли бы другие люди, такие, как сейчас Путин. Он ведь спас Россию, в 1999г. она так же была на грани развала, и ее ждала такая же участь, как и Советский Союз.

- А как по-вашему выглядел бы Советский Союз сегодня, в 21-ом веке?

- Если бы у руководства страны были ясные умы, такие как Путин и его ближайшие соратники то сохранилась бы Великая держава. Она продолжала бы удерживать мировой паритет, и никакого бы однополярного мира просто не было бы. Эта держава развивала бы народную демократию, все происходило бы в духе уже упомянутой мною программы Косыгина.

В любом случае, наша страна не бедствовала бы, она бы развивалась и процветала. Если в 90-ом году численность населения СССР составляла порядка 300 млн. человек, то сейчас у нас было бы далеко за 300млн.

У нас бы сохранились все научные кадры; не было бы забот ни о том, что у нас есть бедные, беспризорные, проблемы с обороной — всего этого не было бы вообще. Наоборот, у нас была бы процветающая страна.

И процветала бы не только Европейская часть, но и богатые своими недрами Дальний Восток и Сибирь, все части страны были бы так же максимально развиты. Думаю, что наша страна занимала бы исключительно высокое место в Мире.

- На чем базировалось бы это процветание? Известно, что к моменту развала СССР цены на нефть сильно просели, а промышленность оставалась, в целом, неконкурентной.

Это сейчас все просело и промышленность неразвита. Мы должны были максимально развить обрабатывающую промышленность. Нам не надо вывозить за рубеж ни нефть, ни лес, ни другое сырье.

Все это должно было быть обработано у нас в стране и продаваться уже в обработанном виде. И не нужно было ориентироваться только на нефть, ведь у нас было развито мощнейшее машиностроение, мы по многим показателям были ведущими. Например, построенный в 1934 году, Челябинский тракторный завод, в 1937 представил свою продукцию на международной промышленной выставке в Париже и получил гран-при.

Или та же советская электроэнергетическая система — ни у кого не было ничего лучше. Мы от Дальнего Востока до крайних западных границ могли перебрасывать электроэнергию. Более того, у нас существовала система «Мир», позволяющая перебрасывать электроэнергию от Байкала до Берлина. То есть мы могли продавать электроэнергию в Восточную Европу. Сегодня это выглядит как сказка, но это быль.

- Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит в нашей стране?

- Внешнеполитическая позиция нашей страны сейчас четко и ясно определена президентом Путиным в Мюнхене. Некоторые думали, что он в Мюнхене погорячился, но ничего подобного, он продолжил этот курс и дальше.

Он посещал различные государства и продолжал утверждать о том же самом. Почему он решился на такой резкий шаг? Он ведь гибкий, умный человек и понимал, что в свое время он просто не мог такого сказать.

А сейчас в Мюнхене он все это развязал, он сделал это смело и продуманно, так как сейчас за плечами у него сила. Его уже не возьмешь так, как в свое время могли взять Горбачева или Ельцина, с ним сейчас считаются.

Наш нынешний курс твердый, нормальный. Единственное, хочу сказать, что мы должны обращать больше внимания на те страны, которые к нам сейчас тянутся, на те страны в которые мы вложили столько сил, труда и материальных средств.

- Что это за страны?

Допустим, та же Сирия. Есть и другие. Есть страны, которые вошли в НАТО, как Болгария, но их народ и духовенство не признают этого.

Я считаю, что мы должны больше внимания уделять этим странам, а тем более притягивать к себе тех, кто входил в свое время в состав Советского Союза.
Я полагаю, что нынешний однополярный мир постепенно расшатывается и становится многополярным.

- Вы являетесь президентом международной лиги защиты человеческого достоинства и безопасности. Что это за организация и почему Вы решили ее возглавить?

Я в свое время руководил Российской Ассоциацией Героев. В ее состав входило около 900 человек — это Герои Советского Союза, Герои России и Кавалеры Ордена Славы. В 2004-м году Президент стал активно говорить о том, что общественные организации должны больше помогать своей стране активными действиями.

И я решил создать международную организацию, которая объединила бы лиц, награжденных высшими наградами. У меня получилось такое объединение, в которое вошли представители Белоруссии, Украины, начало получаться с Францией, правда, потом все сорвалось…

И я решил сделать что-то другое. С учетом моего собственного опыта и советов своих товарищей была создана вначале Российская, а потом и Международная лига достоинства и безопасности. Это произошло в 2005 году.

Она довольно востребована, в ее состав входят представители 10 стран, и в этом году мы намерены принять еще 4-5 стран. Есть страны, которые еще не определились, но уже выступают с определенными пожеланиями. Например, Иран.

Мы много раз встречались с их послом, и он меня сориентировал, я вынужден был несколько раз ездить в Иран, где я встречался с окружением иранского президента и беседовал с ними по поводу политического курса.


По материалам Утро.ру