ПОЛИТИКА

"Русская правда, или приступ польской истерии"
Февраль 2011


Доминирующая в Польше реакция на доклад МАК о причинах смоленской катастрофы показывает, что мы неспособны смириться с правдой о том, что ответственность лежит в основном на нас. Мы ее отвергаем и заглушаем обвинениями в односторонности. И чтобы себе это доказать, ведем дискуссии, главным образом о вине россиян.



Нерациональную реакцию полякам навязали политики оппозиции, представляющие партии "Право и справедливость" и "Польша важнее всего", тесно связанные с президентом Качиньским. В этом участвуют и политики коалиции, что уже хуже. Однако за эмоциональную атмосферу отвечает прежде всего большинство СМИ, нагнетающих антироссийскую фобию.

Однобокая реакция

В газетах началось возмущенное обсуждение доклада. "Наш Дзенник" отца Рыдзыка: "Москва смешала польских пилотов с грязью". Крупнейший таблоид "Факт": "Русские скрыли правду, свалив всю вину на пилота".

Его конкурент "Супер Экспресс" сообщает на первой странице, что россияне обвиняют генерала Бласика в пьянстве, добавляя в подзаголовке: "Скандальный доклад МАК... В смоленской катастрофе виноваты только поляки".

Серьезная "Речь Посполита": "Российская правда о смоленской катастрофе: виновны поляки". Исключительная деликатность редакции, проявившаяся в употреблении прилагательного "rosyjska" вместо пренебрежительного "ruska", не меняет общего звучания. Пожалуй, именно этот заголовок наилучшим образом характеризует качество и способ ведения истерических дебатов.

Телепрограммы, имеющие наибольшее влияние на общественное мнение, с момента катастрофы выступали от имени возмущенного народа. Не только "Новости" общественного телевидения, но и коммерческие информационные сервисы.

Катажина Коленда-Залеска, освещая в "Фактах" телеканала TVN конференцию премьера, который оценивал доклад МАК спокойно, хотя и критически, упрекнула его в том, что он не отдал должного гневным настроениям поляков. Яцек Жаковский в TOK FM поражался тем, кто ожидал содержательного и правдивого доклада МАК. Между тем, по его словам, доклад подготовила та самая Россия, которая недавно осудила Ходорковского.

Считаю такие мнения серьезных журналистов злоупотреблением, хотя в этом я наверняка одинок.

Доклад МАК - содержательный документ (хотя определенных вещей в нем не хватает), а не обвинительный акт, написанный авторитарным государством, которое ставит поляков в положение Ходорковского. А работа премьера, как и других государственных чиновников, - не в том, чтобы подливать масла в огонь и выражать народный гнев. Наконец, слово "однобокий" стало уже национальной мантрой, позволяющей полностью отвергать российский доклад.

В этой эмоциональной дискуссии мы не заметили и того, что он не является окончательным документом, устанавливающим ответственность поляков или россиян. Стоит еще немного подождать выводов обеих прокуратур.

Накручивает не только "ПиС"

Утешать себя тем, что всю вину за польскую реакцию несет "ПиС" и его производные, было бы лицемерием. Хотя сегодня эмоциональные рекорды бьют политики - вернее, к сожалению, женщины-политики - именно из этого круга, своими неразумными оскорбительными заявлениями: о "медийных выстрелах в затылок" (Кемпа), о том, что главу МАК должны обследовать психологи (Якубяк), о польском премьере, который служит у российского министра мальчиком на побегушках (Фотыга).

Проблемы возникают и с политиками правящей коалиции. Депутат Клопотек (Польская крестьянская партия) после доклада МАК почувствовал себя так, словно "кто-то дал ему по лицу", а несколько дней спустя, на основании этого же доклада, призвал министра обороны уйти в отставку. В свою очередь, депутат Говин ("Гражданская платформа") угрожает, что "если российская сторона не пересмотрит свой доклад", совместные польско-российские мероприятия по случаю годовщины катастрофы станут диссонансом. Интересно, кого он больше пугает: поляков или россиян?

Сегодня все в Польше усердно трудятся над разжиганием внутриполитической лихорадки и антироссийской истерии. Даже пресс-секретарь правительства обещает, что, "в отличие от однобокого доклада МАК", наш доклад будет содержать описание событий в контрольно-диспетчерском пункте.

Понять это трудно, потому что российский документ содержит описание событий в контрольно-диспетчерском пункте. Возможно, неполное, а с некоторыми его оценками мы не можем согласиться. Однако нельзя заявлять, что его там нет вообще. Ведь представлены и ошибки российских диспетчеров, и недостатки аэродрома.

Нам сейчас следует не соревноваться в оценках и эпитетах, а как можно скорее представлять доказательства. Хотя трудно представить себе, что у Польши есть материалы, которые диаметрально изменят картину главных причин катастрофы. Об этом свидетельствует разумная позиция премьера Туска, который не стал ставить под сомнение весь доклад МАК, а критиковал только его отдельные изъяны.

Безусловно, по некоторым вопросам россияне и поляки останутся при своем мнении. По таким как статус полета (с которым была связана возможность закрытия аэродрома) или влияние угла глиссады (что позволило бы оценить качество команд с вышки). И решить их могут - возможно - только сложные, независимые от обеих сторон юридические и технические экспертизы. Только какое это имеет отношение к главной причине катастрофы? Зачем мы питаем иллюзии по поводу того, что сможем найти ее в неправильном угле глиссады, если этот самолет вообще не имел права спускаться ниже 100 метров?

Действительно ли катастрофа произошла главным образом потому, что россияне опасались небывалого дипломатического скандала (пожалуй, никто не сомневается, что он бы возник), и именно по этой причине не нарушили свои процедуры? Или, может, потому, что, несмотря на информацию о плохой погоде и без разрешения вышки, поляки решили приземляться?

Мы поверили в совиновность

У россиян есть причины для морального похмелья. Некоторые - люди, не институты - громко говорят об этом, понимая нашу эмоциональную реакцию. Однако этого слишком мало для того, чтобы переложить на них значительную часть вины.

Нужно видеть и то, что некоторые возражения польской стороны, выраженные в официальных замечаниях к предварительному докладу МАК - такие как недочеты служб аэродрома при составлении прогнозов погоды или плохая организация спасательной операции - может быть, и справедливы, но именно здесь не имели значения.

Непонятно, почему мы используем такие аргументы - даже если россияне порой бывают излишне придирчивы к нам.

В свою очередь, ставя под сомнение (в этих же замечаниях) влияние грузинского инцидента 2008 года на решение пилота, Польша права только формально ("случай над Тбилиси не привел ни к каким служебным последствиям"). Ведь неправда, что из-за этого у пилотов не было серьезных проблем...

Ускоренный темп обнародования доклада без принятия во внимание большинства наших замечаний, а позже - крайне поспешное заявление МАК и комиссии под руководством Путина о том, что доклад является окончательным, свидетельствуют об ужесточении позиции россиян, что затрудняет как диалог, так и защиту доклада МАК.

Однако мы сами их на это спровоцировали. Сегодня уже видно, сколь ненужным было декабрьское выступление премьера Туска в Брюсселе, когда он заявил, что предварительный доклад МАК "для нас, безусловно, неприемлем". Может быть, не так уж "безусловно", ведь в польской части следует ожидать не только его принятия, но и усиления критики. Что касается остального, то все выяснится только после предъявления доказательств, особенно уже мифологизированных записей с вышки. Начиная это популистское противоборство с собственной оппозицией, премьер, видимо, не сознавал, что готовит себе мощный рикошет, поскольку благодаря его действиям россиянам стало проще занять жесткую позицию. При высокой оценке его нынешнего, совершенно иного подхода, об этом забывать нельзя.

Благодаря тому, что дискуссия была направлена исключено на российские темы, сегодняшнее состояние польских умов таково, что мы, по большому счету, уже поверили в общую вину и в то, что она, как показывают некоторые барометры настроений, лежит как минимум в равной степени на обеих сторонах. Это якобы связано с тем, что организация полетов в Смоленск - не только президента 10 апреля, но и премьера 7 апреля - прошла на фоне польского и российского бардака. Но это не так. Прежде чем отвергать доклад МАК, нужно внимательно его прочитать (чего не сделал Ярослав Качиньский, признавшийся, что он комментирует доклад исключительно на основе сообщений СМИ).

Безусловно, у этого доклада есть изъяны, и не все содержащиеся в нем оценки в достаточной мере аргументированны. Но он представляет собой, прежде всего, клад информации, которая наверняка будет воспроизведена в польском докладе — и, как уже объявлено, польские ошибки подвергнутся в нем еще более суровой оценке.

Необходимо учесть это и начать дискуссию в духе "да, но", то есть прежде всего о причинах катастрофы. Пока 90 процентов нашей энергии идет на это "но", в результате чего мы теряем доверие к себе. Хотя бы СМИ могли перестать подливать масла в огонь.

Разве что нам, соотечественники, уже хочется закричать "Пики к бою"...


Войчех МАЗОВЕЦКИЙ,
"Gazeta Wyborcza"