ДЕЛА ПРОФСОЮЗНЫЕ

Шахтерская доля
Январь 2008

Смело могу утверждать - такого протеста горняков в стране еще не было. Уникальность не в том, что люди бастовали в шахте "Будрык" в городке Орнонтовице на глубине 700 метров. И даже не в том, что одновременно объявили бессрочную голодовку и наотрез отказались подниматься на поверхность до удовлетворения своих требований. Просто никогда еще горняки не оставались в забоях в те дни, когда над их головами вся Польша сидела за праздничными рождественскими столами и под звуки петард и звон шампанского радостно встречали Новый, 2008 год...

Стражами добровольных подземных затворников, число которых временами составляло до пятисот человек, оставались лишь их товарищи, дежурившие наверху у подъемников. Всего же здесь работает около двух с половиной тысяч горняков. Бастующие закрыли ворота предприятия и на территорию впускают только тех, кто выразил желание присоединиться к забастовке. Под землей особенно нелегко - кто-то почувствовал себя плохо, потерял сознание и был срочно перевезен в больницу. Почти все жалуются на холод, нехватку одеял. Помогают кто чем может - члены профсоюза "Август-80" из других предприятий подвезли спальные мешки, но вскоре не стало хватать и воды...

Забегая вперед замечу, "рождественско-новогодняя" шахтерская драма, длящаяся вот уже целый месяц еще не закончилась. Но развязки можно ждать в любой момент. Сорвалось и под самый конец минувшей недели. Когда переговоры забастовщиков с руководством шахты так и не привели к успеху, отчаявшимся горнякам ничего не оставалось, как в который уже раз объявить об ужесточении протеста. В пятничный вечер некоторым из них снова, несмотря на усиленную охрану территории, удалось спуститься в забой и продолжить оккупацию и блокаду подземных выработок. Но уже в субботу появились срочные сообщения о том, что они по каким-то причинам все-таки вынуждены были выйти на поверхность.

Так или иначе, шахтеры продолжают чувствовать себя обманутыми, ведь главным условием их недавнего прекращения подземной голодовки было начало переговоров и удовлетворение всех требований бастующих. Судя по всему, Минфину, главному владельцу шахты, никак не удается остановить рост убытков. На день нынешний потери шахты с начала забастовки уже составили свыше 32 млн. злотых (2,4 зл. - 1 доллар США). Прибыль - 5 млн. злотых вместе запланированных 25 млн.

...Что же происходит на шахте, расположенной в самом сердце горняцкого края, неподалеку от его столицы города Катовицы? Началось все вроде бы с безобидных реформ чиновников - в рамках новой государственной стратегии развития горнодобывающей отрасли на 2007-2015 годы приняли решение включить шахту «Будрык», - кстати, одну из самых современных в стране, - в структуры Ястржембской угольной компании. Когда же профсоюзу шахты представили для рассмотрения и подписания проект нового соглашения с администрацией, горняки без колебаний его отвергли, посчитав условия неприемлемыми.

Причем, сделали это даже дважды, обсудив на референдумах с участием всего рабочего коллектива. Ну, никак не могли согласиться шахтеры с тем, что собственник «Будрыка», задумал в ходе слияния установить зарплаты для ее коллектива не только на уровне более низком, чем на остальных предприятиях, но и ниже, чем на тех предприятиях компании, которые являются убыточными.

Вполне понятное недовольство шахтеров вызвало то, что руководство предприятия вообще отказалась вести с ними какие-либо переговоры, хотя подобный шаг и являлся противозаконным, а коллектив всего лишь пытался избежать необоснованной дискриминации своего передового предприятия.

Скажем, за первые три квартала минувшего года горняки "Будрыка" принесли прибыль в размере 12,5 млн. евро и стали третьей по степени доходности шахтой в Польше, эффективность их труда выросла почти на 100 процентов. Ежедневно здесь добывают 1400 тонн угля, что в 2 раза больше среднего уровня по стране. Однако аргументы профсоюза не произвели особого впечатления на менеджеров управляющей компании. Несмотря на показатели, шахтерам неожиданно ставшей злополучной шахты, установили самые низкие зарплаты в отрасли.

Характерно, что еще до начала протеста горняков, представитель администрации заявил в одном из телеинтервью, что руководство не намерено, мол, вести переговоры с профсоюзами - никто же из горняков не бастует! Сам, не ведая того, и подсказал единственный верный путь добиться обсуждения трудового соглашения - забастовку. Она и началась! Ровно в 6 утра 17 декабря первая смена «Будрыка» приступила к оккупации забоев, заняла подземные выработки. Почти сразу администрация шахты распорядилась заблокировать работу подъёмников, опасаясь, как заявили ее представители, актов промышленного саботажа со стороны забастовщиков. Всем было очевидно, что ситуация могла в скором времени привести к еще большей эскалации конфликта.

В заявлении стачкома говорится: "Причины нашего протеста - экономические и социальные проблемы, которые находятся в центре коллективных требований рабочих. Мы требуем повышения средней зарплаты до уровня, установленного в компании. Рабочие добиваются такого повышения, в особенности, по соображениям, связанным со здоровьем и опасностью их труда. Мы призываем всех шахтеров и людей доброй воли поддержать наш протест. Мы призываем также оказать нам материальную помощь, поскольку менеджмент пытается принудить рабочих прекратить забастовку, отказывая им в переговорах и оказывая на них экономический нажим".

Ну, а конкретно шахтеры потребовали как минимум уравнять свою зарплату с той, что получают на шахтах, входящих в их компанию - ежемесячной прибавки к зарплате в размере 700 злотых, выплаты так называемой 13-й зарплаты до 10 января этого года, то есть на несколько недель раньше, чем обычно, а также - согласия администрации шахты на выплату им денежной компенсации за время стачки. Профсоюзы настаивают, чтобы администрации предприятия не преследовала забастовщиков после окончания протеста.

Обстановка накалялась. Каждый день стачки обходился горнякам и их семьям слишком дорого, поскольку дни простоя не оплачивались. Не случайно стачком принял решение обратиться к работникам других шахт и просто к людям доброй воли за поддержкой. Любая денежная помощь, говорили они, не только поможет семьям бастующих рабочих, но и стимулирует их на продолжение борьбы.

Масла в огонь подливали, как заявления госчиновников, так и некоторых общепольских профсоюзных организаций. Например, вице-премьер и министр экономики Вальдемар Павляк заявил о «незаконности» оккупационной стачки. Администрация шахты назвала протест "террористическим актом", проблемой национальной безопасности. И даже подала жалобу на бастующих в Агентство национальной безопасности Польши и прокуратуру, ссылаясь на закон о защите государственных компаний от действий, наносящих им финансовый ущерб.


Но самое обидное для горняков "Будрыка" - отсутствие помощи отсвоих естественных союзников. Вся тяжесть проведения протеста легла на плечи четырех профсоюзов из девяти, функционирующих на предприятии: «Август '80», «Кадра», «Единство работников "Будрыка» и «Профсоюз шахтерских спасателей». Остальные же, включая «Профсоюз шахтеров Польши» и «Солидарность» стачку не поддержали.

Почему? По мнению председателя шленско-домбровского отделения «Солидарности» Петра Дуды, закон о профсоюзах должен быть изменен так быстро, как только возможно. События на шахте «Будрык» в Орнонтовицах, считает он, можно назвать только патологией, которую следует ликвидировать. Профсоюзы, участвующие в этой забастовке должны стыдиться, поскольку они пекутся только о собственных интересах.

И вообще, слишком большое количество профсоюзов, подчеркнул Дуда, становится не помощью, а проблемой, поскольку профорганизации неизбежно теряют свою представительность. "Администрация шахты просто не желает разговаривать с членами профсоюза всерьез. И быть может именно такое отношение ведет к эскалации конфликта", - объясняет Гжегож Беднарский из профсоюза "Кадры".

Мнения, как видим, разделились. Бастующим приходится выдерживать и немало издевательских высказываний в свой адрес, звучащих в средствах массовой информации не только от своих коллег: "Смешат меня лица "профсоюзных лидеров", которые на работе-то появляются только по полтора десятка дней в году, - иронизировал в программе популярного телеканала Павел Понцилиуш, бывший замминистра экономики. - "Шахтерские активисты" просто заговаривают зубы рядовым горнякам, предлагая им бороться за более высокую зарплату. Ведь бастовать против пьянства и прогулов на шахтах вряд ли кто станет. Эти активисты только и могут призывать: "Ребята, идем просить прибавку!" По мнению бывшего чиновника, ныне депутата сейма от некогда правящей партии, горняки и так зарабатываю "вполне прилично"...

Сразу после новогодних праздников, 2-го января стороны предполагали начать очередной раунд переговоров. Но ничего не получилось - работодатели с ходу объявили, что забастовка считают незаконной, никаких предложений для горняков у них нет. В этот же день вечером сотни жен протестующих шахтеров, не вернувшихся к свом семьям, вместе с детьми подошли к воротам шахты. Зажгли множество свечей, скандируя "Мы с Вами, Поддерживаем Вас!", "Мы любим вас!". С другой стороны ворот им ответили горняки: "Благодарим Вас, дорогие, за терпение!".

Реальная надежда, казалось, пришла в середине прошлой недели, когда переговоры с бастующими возобновили в офисе угольной кампании. Утром этого дня сотни горняков, протестовавших под землей поднялись на поверхность. Не для того, чтобы признать свое поражение, лишь затем, чтобы на время переговоров продолжить протест в форме оккупации наземной части предприятия. Кстати, в этот период специалисты смогли возобновить работы в опасных районах шахты, где ранее из-за прекращения добычи угля резко повысилась концентрация газов, что в любой момент могло привести к пожару.

Подумалось, что кризис вот-вот будет преодолен. Ведь чтобы добиться прекращения протестов в забоях Ярослав Загуровский, президент компании пошел на весьма отчаянный шаг - лично спустился к разгневанным забастовщикам и впервые решился поговорить с ними лицом к лицу. Несколько часов напряженных дискуссий привели к тому, что шахтеры согласились-таки выйти из шахты. Правда, затем, сидя за круглым столом, шеф отказался от одного из пунктов соглашения, которое лично одобрил под землей. Речь шла о гарантиях не преследовать организаторов стачки. Объяснил свой шаг тем, что согласился на это условие под сильным давлением горняков и их профсоюзных лидеров. Теперь же, по его мнению, определять уровень ответственности должна будет прокуратура, а не компания.

В общей сложности 9 января стороны смогли договориться по 18 из 20 пунктов планируемого соглашения. В том числе и то, чтобы шахтеры «Будрыка» получили за прошлый год в среднем по 791 злотому, на чем настаивали профсоюзы. Однако к вечеру переговоры прервали из-за разногласий по ключевому вопросу - размеру и способу начисления прибавок к заработной плате горняков.


Владимир КИРЬЯНОВ Мл.
корреспондент газеты
“Солидарность” в Польше